Свежий Выпуск

СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТЬ В БОЕВЫХ ИСКУССТВАХ

Опубликовано: 2019-02-10 14:11:43

 

Стресс как феномен и его место в боевых искусствах

Стресс определяется как событие или условие в физическом или социальном окружении, которое ведет к принятию мер по избежанию агрессии, принятию решений об устранении и ослаблении угрожающих условий.

Такое понятие как «стрессор» подобно понятию опасность, угроза, давление, конфликт, фрустрация и экстремальная ситуация. Стресс как особое психическое состояние является своеобразной формой отражения человеком сложной, экстремальной ситуации, в которой он находится. Это особо выражено в спорте, в частности, в восточных единоборствах, подразумевающих имитацию боевых событий и моделирующих стрессовые ситуации.

Дискурс стресса в восточных единоборствах может рассматриваться в контексте сложного комплекса тренировочных упражнений, направленных на поднятие порога стрессоустойчивости индивидуума. Вырабатываемые навыки в процессе изучения и погружения в дисциплину служат предпосылкой, методикой для решения необходимых задач в информационном пространстве – в поле социальных, межличностных, корпоративных интересов – предусматривающих возможность возникновения стресса.

Стресс является своеобразной формой отражения сложной ситуации, в которой человек находится. Эта ситуация в целом или ее отдельные элементы в силу внутренних причин становятся значимыми для человека, что и является самой общей предпосылкой для возникновения у него напряженности. Психологическая специфика состояний напряженности зависит не только от внешних воздействий, но и от личностного смысла получаемой и передаваемой информации, от оценки ситуации, в которой пребывает человек. Выраженность стресса зависит от отношения к стрессу самого человека.

Боевые искусства, созданные изначально как воинские, а не спортивные, неизменно связаны с необходимостью регулирования стресса. Поскольку смерть является радикальным аргументом в рамках социальной деятельности, проблематика стресса и методы борьбы с внутренним и внешним напряжением становятся ключевыми в стратегии и тактике поведения индивидуума, занимающегося любыми боевыми искусствами, в том числе и восточными единоборствами.

Исторически являясь воинскими дисциплинами, восточные единоборства не выстраивали стратегию психорегуляции на непреодолимой воле к жизни или на презрении к смерти. Интеллектуальная рефлексия не дает безусловной гарантии сохранения психологического равновесия. Экстремальная природа боевых действий требовала от воина мгновенных бессознательных реакций, сметающих барьеры интеллектуальной рефлексии. Каким бы прочными не были установки сознания, они должны получать не менее прочное подкрепление в механизмах бессознательного спонтанного поведения, которое обеспечивает максимальную эффективность боевых действий.

«Восточные единоборства не выстраивали стратегию психорегуляции на непреодолимой воле к жизни или на презрении к смерти – экстремальная природа боевых действий требовала от воина мгновенных бессознательных реакций, сметающих барьеры интеллектуальной рефлексии»

Так, например, отличительной чертой саморегуляции в Киокусинкай стала психотехника «бессознательного», чья линия непредсказуемости произрастала из философии дзен. Психорегуляция в боевых искусствах представляет собой дзенскую психотехнику, освоенную в ключе активной медитации. Основываясь не на личностно-интеллектуальных механизмах сознания, она гарантировала эффективность поведения в бою, опираясь на метафизические природные принципы.

Преодоление дуализма личности и связь с единым природным универсумом, личностное благополучие и душевное равновесие возвышаются до понимания «природной гармонии и справедливости», а действия происходят как бы «по ту сторону добра и зла», жизни и смерти. Для «пустого» сознания, обретение которого является целью всей системы психорегуляции в боевых искусствах, смерть как категория личностного восприятия вообще отсутствует. Тем самым вообще отпадает необходимость преодолевать стресс – в спонтанном, «бессознательном» поведении воина в конкретной боевой ситуации ему попросту нет места. В таком состоянии воин ничего не ждет и готов ко всему, в каждый момент происходящего он не связан с прошлым, не зависит от будущего и живет только настоящим, воспринимая и наполняя его всем своим существом. Именно это и становится как бы высшей гарантией эффективности как самой психорегуляции воина, так и всех его действий на данной основе.

Медитация как область «прикладной психотехники»

Сердцевиной области «прикладной психотехники» являются классические формы медитации, которые выполняются сидя (дзадзэн) и во время ходьбы (кинхин). Дзадзэн обычно практикуется по 2 минуты в начале и в конце тренировки. Правильная поза, дыхание и техника сосредоточения помогают спортсменам в одном случае освободить сознание и подготовить его к интенсивной «бессознательной» работе на тренировке, а в другом – компенсировать большие психические и энергетические затраты. Медитация используется и как дополнительное средство для закрепления (уже вне зала) специальных навыков психорегуляции.

Мастер современного каратэ М. Ояма провел характерный эксперимент. Одного из двух одаренных учеников он готовил главным образом физически и технически. Другому давал меньше нагрузки, но рекомендовал ежедневно дважды по полчаса выполнять дзадзэн: после пробуждения и перед вечерней тренировкой. Через полгода оба ученика сдали экзамен на черный пояс. Первый стал мускулистым, прибавил в весе около 5 килограммов. Второй казался сухощавым и жилистым, но в единоборстве с соперником одержал убедительную победу.

Медитация и за пределами боевых искусств или спорта сохраняет значение как существенный психорегулятивный и психогигиенический фактор. К этим положительным влияниям относятся: нормализация нервных процессов, повышение жизненного тонуса, формирование воли, повышение интеллектуальных способностей, изменение некоторых черт темперамента, повышение работоспособности, резкое снижение конфликтности при взаимодействиях, избавление от многих хронических недугов и предотвращение возникновения острых заболеваний. Это необходимо иметь в виду, приступая к практическому освоению медитативной техники независимо от конкретных целей такого рода занятий.

Подобные тренировки способствовали и способствуют формированию целостного характера человека, когда сознание и подсознание сливаются воедино, предотвращая «раздвоение личности».

Часто применяют другие формы медитации, связанные с движением, например, при ходьбе по замкнутому кругу (японское – кинхин). При этом руки держат сложенными у груди, а передвижение производится ритуальным шагом, когда ноги поочередно медленно передвигаются на полступни вперед. Каждый шаг соответствует вдоху и выдоху. Такая форма медитации способствует снятию напряжения, возникающему при длительном сидении, дает разрядку самососредоточению, что делает сеансы медитации более эффективными.

В этой связи можно привести выдержки двух известных мастеров у-шу, живших в XIX в. Мастер Ван Сячжая сформулировал свою мысль о единстве физической и духовной основ в человеке так: «Если стремишься с помощью физических упражнений постичь духовное, то существуют формы духовного. Духовное само по себе является формой жизни, а внешняя форма меняется за духовным. Только физические упражнения в сочетании с психическими могут принести нужный эффект, в этом случае говорят «Сила рождается, Ци (Чи) действует». Другой старый мастер у-шу, Дэн Чжушань, следующим образом характеризует медицинский эффект специальных упражнений Цигун: «У человека одно тело, при правильной циркуляции Ци (Чи) в крови не будет проявляться сотня болезней. Порочное проникает внутрь извне, тогда и возникает болезнь. У меня же есть система... старый и малый, женщина и даже ребенок, все, кто овладеет этой системой, смогут противостоять сотням болезней». Подтверждение вышесказанному мы находим в старой китайской поговорке: «Такое учение способно повернуть телегу, тогда овладевшему учением человеку не понадобятся целые горшки лекарств».
 

«Только физические упражнения в сочетании с психическими могут принести нужный эффект, в этом случае говорят «Сила рождается, Ци (Чи) действует»»

Резюмируя сказанное о медитации как области «прикладной психотехники» в боевых искусствах и за их пределами, следует иметь в виду, что это и техника вхождения (погружения) в определенное состояние сознания, и техника пребывания в нем во время выполнения какой-либо деятельности.

Поскольку насыщенное информационное пространство может служить стресс-фактором при фоновом развитии эмоционального выгорания (и профессионального в том числе), методы саморегуляции, заимствованные из систем боевых искусств, представляются наиболее очевидным и эффективным способом предупреждения стрессовых состояний и их исцеления.

Восточные единоборства предполагают комплексную тренировку психики и тела, подготавливая индивидуума к стрессовым ситуациям в рамках информационного общества. Политика распространения и спекуляции информации становится агрессивной per se, создавая условия для проявления стресс-факторов информационного характера, т. н. «информационной войны» в социальных отношениях.

Психоэнергетические и физические практики, выработанные в рамках дисциплин восточных единоборств, способствуют решению запросов и потребностей индивидуума, существующего в условиях регулярного информационного давления и вынужденного искать методы борьбы со стрессом и его последствиями.

Можно выделить несколько стратегий формирования стрессоустойчивости в рамках восточных единоборств:

1. Развитие минимальной ригидности по отношению к внешним событиям. Физические и психические нагрузки, имитирующие или предупреждающие си-туации с развитием риска для здоровья.

2. Контроль над мотивацией путем воспитания эмоциональной устойчивости, приводящей к состоянию отрешенности и безупречности – воинскому идеалу мироощущения – и преодоление базальной тревоги как реализация.

3. Приемы психофизиологической саморегуляции, направленные на ревизию профессионального, интеллектуального и эмоционального опытов.

4. Постановка в жесткие, максимально приближенные к боевым условиям ситуации в киокусинкай для развития наилучшей психологической и физической подготовки. Применяется агрессивный и волевой подход к решению поставленных задач в киокусинкай, что сказывается на специфике преодоления стресс-факторов.

5. Преодоление психологических и физиологических барьеров происходит только при систематических занятиях боевыми искусствами, как и формирование резистентности к стрессовым ситуациям.

Использованы материалы
Мохирев В.Э. Теория и практика киокусинкай: стратегии формирования стрессоустойчивости. Философско-психологические аспекты восточных единоборств : материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Хабаровск, Уссурийск, Владивосток, 15–19 мая 2013 г.) / под ред. О.А. Рудецкого. – Хабаровск : Изд-во ДВГУПС, 2013. – 179 с. : ил. – с. 138–145