Выпуски журнала

Символизм ножа

Опубликовано: 2020-01-20 17:52:17

Вещи, окружающие нас в быту, с давних пор несут определенный символизм, смысловую нагрузку и подтекст, подчас отличающийся у разных групп и меняющий со временем свое значение. Не служит исключением и древнейший инструмент человека - нож. Его особенностью в современном мире является промежуточное положение - в массовом сознании он одновременно и инструмент, и оружие. Именно это и определелило уникальность ножа в системе современных стереотипов и предрассудков. Сегодня, когда население покупает даже хлеб и колбасу уже нарезанными специальным станком, опыт обращения с ножом у многих сведен к миниммуму и ограничен приемом и, реже, приготовлением пищи. Такой контингент - идеальная среда для разрастания современных суеверий, ибо о самих ножах и их назначении они понятие имеют весьма приблизительное. Оно завуалировано и опосредовано социальными ритуалами и общепринятыми полусознательными представлениями, с которыми никто не спорит и даже не ставит под сомнение - просто потому, что это не приходит в голову. Занявшись исследованиями таких представлений приходишь к удивительным открытиям. Впрочем, давайте по порядку. Рассмотрим изменение отношения к ножу в различных историко-культурных формациях, способы его проявления и акцентуации с древности до новейшего времени.

В старых народных поверьях и обычаях нож предстает верным помощником и другом, который одновременно требовал к себе внимания и уважения. Он служил символом свободного и полноправного человека, а также оберегом от нечистой силы.

Так у восточных и западных славян считалось, что брошенный в смерч нож рассеивает его и ранит злого духа «встречника» - беса-вихря. На нем может остаться кровь нечистого. Согласно исследованиям Топоркова А.Л. («Домашняя утварь в поверьях и обрядах Полесья») нож использовали для защиты некрещеного младенца, женщины в предродовой или послеродовой период, жениха и невесты во время свадебного обряда. В Волынской губернии для охраны новорожденного от конвульсий мать, ложась спать или выходя из дома, клала нож в колыбель или брала его с собой. Там же баба-повитуха трижды обводила ножом вокруг кумы, когда та несла крестить ребенка, чтобы злой дух не мог приступить к младенцу. В колыбель нож клали «чтобы не приступила смерть или злой дух». Особо оберегались таким образом дети до крещения. Иногда мать подкладывала под себя нож при кормлении грудью. В Казахстане собравшиеся на праздник тосек той ("праздник постели") отметить начало беременности молодой женщины, кладут ей под подушку ножичек - чтобы младенец появился на свет полноценным и здоровым и чтобы уберечь эту семью от порчи и завистливых глаз.

В Дубровицком районе Ровенской области для того, чтобы черт не трогал скотину, требовалось встать до восхода солнца, раздеться, взять под левую руку нож или косу, трижды обежать вокруг хлева и забить их в стену. В Сибири было подмечено, что злые духи боятся железа и нож охотника служил ему не только инструментом, но и оберегом. В Скандинавии считалось, что напугать вредоносного духа может только желтый металл, поэтому детали рукояти и прибор ножен имели латунные элементы.

До сих пор суеверные люди кладут на ночь под кровать или матрас ножик. Его втыкают в подоконники и вешают над дверью в качестве оберега от воров и недоброго глаза, как это делали в древнем сказании сестры Финиста Ясна Сокола, чтобы защититься от вторжения. И сегодня знахари рекомендуют тем, кому кажется, что рядом обладатель дурного глаза, подержаться за что-нибудь железное. Например, за ножи или кинжалы, которые обладают еще более сильным защитным действием, чем сам металл.

В Белоруссии и Украине широко практиковалось процеживание молока через нож, серп или иголки. Например, в Черниговской области говорили, что если корова доится кровью, то надо лить молоко на клинок, положенный под цедилкой на подойник, этим «ведьме перерезаешь язык».

Вместе с тем в быличках нож описывается и как одно из орудий колдовства. В Овручском районе говорили, что когда ведьма захочет молока, она идет к себе в хлев, забивает его в соху, и подставляет доенку, молоко так и бежит с него струёй. В других местах считалось что ведьма вообще может доить чужих коров несмотря ни на какое расстояние, стоит ей только очертить круг на земле с заговором и в центр его воткнуть нож. У моряков считалось, что во время штиля, чтобы вызвать ветер, нужно царапать мачту ножом, причем с той стороны с которой он необходим.


 

Нож служил и для превращений. Человек-оборотень, согласно славянской мифологии, становится волком, «перекинувшись» (перевернувшись) через воткнутый в гладкий пень или землю один или двенадцать ножей. Через двенадцать ножей должен был перескочить или перевернуться колдун, чтобы в подполе превратиться в медведя. Считалось, что украв их можно навек запереть его в медвежьей шкуре, а если колдун дознается кто это сделал, то и себе обеспечить очень интересный остаток жизни. Тема порчи через «дурной» нож известна у якутов - считалось, что взятый у «дикого человека» чучуны (сычуны) плохой железный нож мог уморить всю семью охотника с ним самим.

Нож широко использовался в гадательной практике. Сибирские шаманы в ходе камлания жгли себя раскаленным железом и прокалывали ножами. А. А. Коринфский описал практику «допроса вихря о зиме», производимого русскими крестьянами 3-го августа. Допрашивавший брал с собой нож и петуха. Как только начинала виться на перекрестке пыльная воронка, гадатель вонзал нож в середину ее, держа в это время кричавшего петуха за голову. Затем производился допрос "летучего духа полуденного". По преданию, вихрь отвечал на задаваемые ему вопросы не хуже сегодняшнего диктора Гидрометцентра, причем намного правдивее. В Белорусском Полесье, если скотина заблудилась в лесу, хозяин обращался к знахарю с просьбой «засечь» ее. Знахарь шел в лес, находил дерево, больше других покрытое зелеными листьями, поднимал кверху принесенный с собой нож и произносил заговор, в котором просил Егория «засечь» скотину. Произнося последнее слово заговора, знахарь вбивал клинок в дерево и возвращался домой. На следующий день перед восходом солнца он снова шел в лес и вынимал его из дерева. Если тот оставался чистым, то это означало, что животное не погибло и уже не сойдет с того места, где оно находилось, когда его «засекали», а также что оно защищено от волков.

У татар когда сын уходит служить в армию клинок втыкают в потолочную балку на кухне. На этот счет существуют разные поверья, и одно из них говорит, что нож непременно выпадает, когда погибает сын.

У кладоискателей существует примета: если путник вдруг замечает в поле огонек, то нужно перебросить через него какой-нибудь предмет. Если это был ножик, то зарытые ценности оказывались на том месте, где он упал, на глубине в половину роста человека. Щепанская Т.Б. описала практику гадания на пол будущего ребенка: просят женщину сесть на любой стул, если садится на тот где нож - девочка, ножницы - мальчик.

У нее же содержится описание своеобразных способов исцеления. Ножом (или безымянным пальцем) трижды обводили чирей - а затем сук в стене или лавке, как бы препятствуя процессу "рождения": "Тебе, сук, не разраживаться, тебе, болезнь, не разбаливаться" или: "Ни у камени нет плоду, ни у чирья головы. В мертвом теле нет души. Сохни, как сук. Аминь, аминь." Те же манипуляции производились и при лечении грыжи и кил. Затапливая печь, держали в челе, в дыму, нож: "Как на ноже дым не держится, так на рабе божьем не держится тоска." При икоте предписывалось водить по телу человека ножом - это помогало. Казахи считали, что если храпящему во сне человеку пригрозить ножом - храп прекращается.